Мигель Серрано

Форумы Арктогеи (philosophy): ТРАДИЦИЯ МЕТАФИЗИКА ИНИЦИАЦИЯ: Мигель Серрано
15658: By Subhavarti on Вторник, Август 06, 2002 - 02:51:
Предлагается высказать суждения, а так же поделится комментариями и размышлениями по поводу взглядов и образа чилийского мистика и поэта Мигеля Серрано. Ниже приводятся два коротких фрагмента показывающие характер своеобразия этого человека.


***

Как утверждали Великие Учителя – история Мира, это архетипическая драма. И в равной степени, причастны к этой драме Астрология и Алхимия, представляющие нам в своих символах великую мистерию.
Астрологические циклы не замкнуты. Боги умирают, но появляются в следующем цикле в новом обличии, преображённые. Насколько лучше современных «учёных – историков» с их жалкой учёностью знали историю древние, ведь их история включала не только людей но и Богов! Боги в своём падении ставшие людьми, и люди превратившиеся в Богов. Вся видимая вселенная управляется циклами созвездий, которые, тоже есть не что иное, как фигуры Богов. Но Золотой Век с неизбежностью пал первым, и постепенно наступил Железный. Других вариантов нет и всё вновь вернётся к соему началу! И так – ab eterno, в Вечном Возвращении. Сумерки Богов, сменяются Воскресением Богов. Это и есть астрология. Астрологический цикл, демонизм Вечного Возвращения одного и того же в великом и малом: Царство Демиурга и его иллюзорных архетипов.
Но внутри мира Судьбы, астральных Циклов, олицетворяющих созвездия Вечного возвращения, внутри «концентрационной Вселенной» Демиурга, появляется странная таинственная Сила, которая стремится всё изменить, превратить слепой процесс в нечто иное – духовное. Эту особую ситуацию Ницше опрделил бы как «Вселенную управляемую иными законами», нечто такое «о чём не грезили даже саммы великие утописты». Нечто внутри Фатального Круга,показывает нам, что видимая Вселенная Демиурга не находится полностью в его власти, будучи только извращённой Вселенной, пленённой Драконом и тёмными войсками сражающимися по его приказу. Вселенная светил и созвездий видимая земными глазами, имеет позади себя другую, более древнюю вселенную, сегодня изувеченную, порабощённую, стонущую и страждущую из за своего инфернального преображения. Это Вселенная тоски и ностальгии. Она подобно Королеве, Спящей Красавице, пленнице Людоеда, ждущей прекрасного Героя, который должен её разбудить.

Даже когда мы всеми силами пытаемся изложить всё это просто и внятно, ничего не удаётся – в силу таинственной природы этих наук. В эти скрытые области весьма трудно проникнуть с помощью рациональногоь ума. Только мифы и легенды, могут нас приблизить к духовному опыту этих мистерий. Как уже было сказано, Астрология и Алхимия, ведущие нас путём опыта смерти и воскрешения Бога, причастны к одной и той же драме. Здесь мы должны добавить, что именно Алхимия, помогает нам найти путь к освобождению ускользнув от порабощённости звёздами. Внутри «концентрационной Вселенной Демиурга» и особенно в Вечном Возвращении астральных циклов проявляется тайная возможность выхода и освобождения, поскольку в этих циклах заложена скрытая Наука, позволяющая Герою открыть дверь и преобразится в нечто Высшее и большее чем сам Бог, которым он уже был однажды, прежде, чем попал в тюрьму Вечного Возвращения. Всё что нужно Воину – это знание того, что находится за религией: тайны Узкой Двери и алхимии преображения.

Королевское искусство Ars Regia – это путь Героев! Оно пришло, как традиция далёкой и потеряной Гипербореи. Платон говорит нам, что тайна этого искусства, была известна ещё Королям Атлантиды и была передана в Египет, где хранилась Фараонами и Первосвященниками. Это Искусство – Алхимия, наука открывающая дверь в магический мир Героев, было чем то вроде противоядия, которое Боги привнесли из священного Асгарда в Инфернальный Мир Рока, где кровь их была отравлена и только с помощью этого противоядия, они смогли спастись и победить демиургическую смерть. Только с помощью Алхимии, Ars Regia, Боги ставшие Героями, могли восстановить потерянную божественность, тотальность и бессмертие.

Процесс преображения совершаетя постепенно. На первом этапе это это переходный процесс. Это распад эгоистической личности Героя-Жреца, выраженный его добровольной смертью, подобный вхождению Бога в эту обратную Вселенную Врага – Демиурга управляемую случайностью и роком. Тогда Божественное существо пало и деградировало. Оно загрязнило свою звёздную кровь. Мы думаем, что бог сознательно мог пойти на это жертвоприношение; это грандиозное испытание, как на единственную возможность отнять у Врага часть его механического творения. Поскольку Враг расширяет пределы своего порождения за счёт Вселенной Богов, - правильной стратегией божественных существ, было бы вступить в борьбу с ним на его же собственной террритории, захватывая в свою очередь один за другим её сектора. В то время, как Демиург берёт в плен и даже привлекает на свою сторону обитателей Вечного Мира, Боги превратившиеся в Героев, добиваются своей неизмеримой жертвой обожествления людей.Это почти невероятное чудо осуществляется для бога ставшего героем с риском потери Вечности и Бессмертия путём принятия на себя земного обличия.И наградой несомненно будет увековечивание земного «Я», бессмертие сознания преобретённого здесь; возможность дать лик нерасчленённой Монаде, Лик и земную наружность Светилу, в которое превратился Герой, ставший таким образом больше чем Бог, который вступил сюда и разделился на множество равных. В чёрной стадии алхимического посвящения, внутренне повторяется этот процесс падения и расстворения. Эзотерически, это можно обозначить, как мистическую смерть; потому, что здесь «Я» подвергается опасности исчезновения. В легенде о «Священном Граале», этот этап соотносится с путешествием Парцифаля по неизвестным водам на «Запад» /Occidente/. Это «окись», расстворение, мистическая и магическая смерть и свершается она добровольно. Завершается работа чёрной стадии вторым рождением.

В следующем алхимическом этапе, Герой возрождённый и с очищенной кровью должен будет странствовать в песках Исхода и пересечь Пустыню. В Пустыне. Алхимический Герой, должен будет добыть воду из камня с помощью востановленной силы Вриля, меча и Кадуцея. Добыть эликсир Жизни, Сому – напиток Грааля, Питьевое Алхимическое Золото. Завершается Алхимический опуспоявлением преображённого сверхчеловека, Sonnenmensch, Человека – Солнца, Человека – Звезды.

В тантрической алхимии женщина не остаётся на переферии Делани. Она – Королева, Жрица сопровождающая Воина. Одинические Жрицы, как Валькирии или как сёстры так же становятся бессмертными. Им дарует бессмертие Герой, путём своего собственного бессмертия. Таким образом, оба они останутся едиными и разделёнными навсегда. Едиными в разделении, как два светила. Как Звезда утренняя и вечерняя, которых две. Но в действительности эти две звезды – одна Звезда. Он и Она разделённые и соединённые Вечностью, вне и внутри времени!

Наступает момент, когда Герой, вновь ставший Богом, может пробить брешь в концентрационном мире Демиурга и с триумфом выйти во Вселённую чуждую всяким механическим законам; несуществующую для посюстороннего, «за пределами грёз даже самых великих утопистов». Но вначале, он должен спустится в преисподнюю, в королевство Хадаса, чтобы вызволить оттуда соратников, узников Демиурга, Демона Яхве. Он добивается этого потому, что ему было дано искупить и преобразить пленённую природу, излечив её от невыносимой Тоски. Именно для искупления и преображения, Боги и среди них Вотан, представляющий всех – опустились в материю, пришли к поддельному и искажённому. И Вотан распял на Древе Ужаса, называемо Иггдрасиль, на Ясене /Esche/, и висел на нём девять дней и девять ночей. И на этом преображенном Дереве, будет основано Воскресение Героя. И у Бога, ставшего Героем, нет другой поддержки и опоры, кроме воспоминания о своей божественной священной истории, рассказываемой снова и снова богами, которые остаются вне и приходят на помощь, используя лишь зодиакальные архетипы демиурга, но боги расчитывают на неразложимую сущность Героев, которую Демиург, так и не смог нарушить, на тоску и ностальгию, которые, как далёкое эхо, то и слышатся в глубине души Воина...

/Текст представляет собой воспроизведение нескольких фрагментов из книги Мигеля Серрано «Путешествие героя» с незначительными сокращениями, по изданию М.,Русское слово, 1994г./


***
...Если я буду кричать до самой Валгаллы, где живут бессмертные Боги и Герои, я знаю, что ты Рудольф Гесс – ответишь мне, и ты Беннито Мусссолини, и ты Хосе Антонио Прима де Раверра, и ты Рамирес Ледос Морадес, и ты Кодриану, и ты Cубхо Чандра Босс, и все герои мира, что оттдали свои жизни за один и тот же идеал!

Я знаю, что если я буду кричать вплоть до города Цзарей, обители Бессмертных, Ты мой Фюррер – Адольф Гитлер, ответишь мне. Ты скажешь: «Соратники, ваша кровь спасёт не только Чили но и весь мир.»

Цвет крови незабывается, потому, что он красный. Такой ярко красный и именно кровь Героев лучше видна Богам, лучше, чем слёзы святых и бессмертные Боги завидуют Героям, которые отдали за идеал то, что они считали единственной жизнью...

Здесь в священных Андах, мы находимся под защитой нашей вечерней звезды Венеры, это звезда Гитлера, который родилсяв апреле, в шесть с половиной часов вечера. Это таже звезда, которую гностики называли Люцифер.

О вечерняя звезда! Излей на нас свой влажный нежный свет! И будь с нами в день празднования столетия прихода твоего божественного сына – Адольфа Гитлера, нашего любимомго Фюрера – последнего Аватара.
Венера смотрит на нас и она будет с нами до тотальной победы. И тогда сам Адольф Гитлер вернётся, и тогда он будет назван сакральным титулом Калеуче - человек который возвращается Сегодня, я провозглашаю вам начало триумфа новой религии эпохи Водолея – начало эпохи гитлеризма, и мы соратники, вплоть до смерти верны Адольфу Гитлеру. Мы не просто члены политического движения, нет! Мы первые жрецы новой Религии.
(Анды, митинг 20 апреля 1989)


P.S. Так же настоятельно рекомендуется прочтение главы «Тревожная вселенная Мигеля Серрано» из книги А. Дугина «Конспирология.»
15662: By Antares (Antares) on Вторник, Август 06, 2002 - 22:46:
Да, разумеется, Мигель Серрано это "очень сильно". И судя по дайджесту, посвященному "безумцам от истории", выпущенному ровно 10 лет назад его теория "тревожной Вселенной" заслуживает самого пристального внимания. Хотя бы просто как интересная логическая конструкция.

Другое дело, что цитата из его выступлений "где-то0далеко-в-Андах" это просто трэш. Вспомниается Том Вэйтс в роли сумашедшего из "Дракулы-Копполы": "О, ты есть избранная невеста Господина моего и я доношу до тебя Волю Его".

Слюни, двухнедельная щетина и толстые профессорские очки.
15663: By Kveldulfr on Среда, Август 07, 2002 - 01:25:
Subhavarti, почему я не хочу писать сюда, так это потому, что здесь собирается всякая кислорожая мразь и отравляет слова и мысли. Я отвечу в своем LJ.

Heil Hitler!
15668: By Kveldulfr on Среда, Август 07, 2002 - 17:14:
Мне очень нравится копполовский "сумасшедший". В фильме мне вообще нравятся только Олдман и он.
15673: By Antares (Antares) on Среда, Август 07, 2002 - 23:32:
Да мне он и самому нравиться. Впрочем как и все кинороли Вэйтса. Играть дебилов так как их играет Вэйтс не может никто.

У него, возможно, отлично получилась бы роль "позднего" Серрано. Или нынешнего Лимонова.

И еще пару копеек: ну хорошо - вспомнили Риверу, вспомнили Кодряну - всё понятно.

Но Субхаш Чандра Бос (именно так; опечатка или безграмотность при написании его фамилии с двойным "с" просто очаровательна) здесь каким боком встал?

Он также доил имперский бюджет, как и Ленин за 25 лет до него доил бюджет Вильгельма II. Исходя из каких соображений Серрано занес его в "пантеон" непонятно...

Может быть просто too much drugs.
17743: By Kveldulfr on Четверг, Июль 31, 2003 - 02:11:
«Ладно!.. возьмите то же троеточие! сколько раз мне его пихали в нос! сколько брюзжания вызывало это мое “троеточие”!.. “Ах, троеточие!.. Ах, троеточие!.. Он не умеет заканчивать фразы!..” Сколько гадостей мне пришлось выслушать! вы не представляете!»

Селин, он Дьявол! там же ни слова правды, ни слова! за всю жизнь он не произнёс ни одного такого слова! Только особый взвинченный стиль! он выдаёт его с головой! особый стиль письма, но не только!

Проходя мимо открытого окна, неожиданно, мне, на голову упал телевизор, «Рубин», цветной, и судя по тому кто смотрел вниз, я понял, на что было рассчитано это – казалось бы, странное – действие…

Но, к удивлению, я встал, отряхнулся, огляделся, ещё раз, так… му-а; он обалдел… боже! вы бы видели его физиономию! Он чуть не вывалился! (челюсть, по крайней мере, я отбросил ногой в кусты… она отскочила с пластмассовым стуком… его слепой рот исказился от ужаса! и поделом!)

И успел, всё же, да, успел… Там было некоторое число выцветших, с рассеянным взглядом и чуть больше других предельно неосмысленных так, что я затрудняюсь их описать; они плавно перемещались в тёплом мерцающем мареве – где иногда вспыхивали как бы искры побольше, словно бы от чего-то медленно увядающего – но их было меньше всего, очень мало, почти нет… имеет смысл говорить лишь о единицах, и то, можно ли быть уверенным хотя бы наполовину – скорее всего, нет, сомнение слишком велико!.. слишком много волос на груди (а у кого-то в носу) и широкие рты, так что, пожалуй, врядли!..

«– Что же, по-вашему, остается романисту?
– Ну, олигофренов у нас хватает... аморфная безмозглая масса... из тех, кто даже газет не читает... и в кино ходит крайне редко...
– Вы думаете, они будут читать его писанину?..
– И еще как!.. обратите внимание, главным образом, в туалетах!.. там они вынуждены на какое-то время сосредоточиться!.. и им просто необходимо чем-то себя занять!..
– И как много сейчас таких читателей?
– О! семьдесят... восемьдесят процентов всего нормального населения.
– Надо же, совсем немало!
Мечтательно воскликнул он...»

Подонки, низость! трусы! – теперь ещё и изрядно разжиревшие! – «папа, ты неправильно … держишь, смотри… дедушка, отвернись» – женоподобное скуластое отребье, когда-то из них, впрочем, делали неплохие кнуты! А монголы, о, монголы, жестококрылые, я думал они так брутальны и неограниченны в своей жестокости, что она – эта жестокость – словно сладостный целительный poison передаётся через скулы на много поколений вперёд! Но это не так! Эти гниды изобрели специальную сыворотку! вглядитесь, их гнусные рожи представляют собой эту хитроумную сыворотку! Они её вырабатывают и убивают наследственность, и весьма неплохие, позволю заметить, задатки! да ещё и балдеют от этого! А по ночам, они робко выпрыгивают из окон – и, куда же! – о, если бы это для меня составляло вопрос… (Но для вас ещё – чего уж – пускай остаётся!) Крикливая полусерьёзная бессмыслица, китч раздутый до фантастических размеров – а в последние временные эпизоды ещё и реклама! – сотни иезуитски хитроумных обощений, иллюзии на тему религиозных реноваций, и всё с непонятной целью! неужели кто-то действительно (нет, но я не столь низкого мнения!); все интересные содержательные издания, всё напряжённое и осмысленное уже далеко в истории – и, как это не пошло звучит – прошлого тысячелетия!

; их женщины интереснее, впрочем, я заметил, хотя, признаюсь, и не без помощи! мы обсуждали (meneer?) как-то – за чаем, – что есть среди них одна подгруппа – финно-угорская, кажется – в которых пульсирует некая врождённая первобытность, автохтонность, не собственно имитация жизни – как в телевизоре – но словно бы неосознанная попытка имитировать… они как бы светятся этой имитацией жизни. Хочется даже немного погасить, чтобы не особенно увлекались – одеть тёмные очки, например, или как-то ещё, – но им это удаётся, по крайней мере! – да! очки! ведь они не замечают того, что видят глаза Наблюдателя, а видят они немало, поверьте! Немало, они берут вилку и аккуратно продевают в глаза; что же до мужчин, то этого не видно и близко! они настолько тупы и неизобретательны, что не способны даже на имитацию!

Но будем до конца честны! однажды, автор – кажется, Семёнов, Юлиан – всё же отважился, и что из этого вышло, мы знаем! Сентиментальные умственно ограниченные алкоголики – всего лишь пародия, и не похожая ни на что, кроме них самих!.. А все аплодируют, балдеют, на улицах – смотрите-ка – ни души! «Надо же! Талант! Как хорошо, боже ты мой, как здорово!»

Да и у них, впрочем, хватает… Казалось бы, поэзия, что может быть выше и одновременно отвратительнее, чем поэзия (особенно когда речь заходит… о душе); но что они вытворяют с ней, наглецы! – почему бы не оставить первое и совсем позабыть про второе! Возьмём такт, это волны Северного моря, Watten, отмели, скорбная песнь Атлантиды, это просто:

Nebel, stiller Nebel ueber Meer und Land
Totenstill die Watten, totenstill der Strand
Trauer, leise Trauer deckt die Erde zu
Seele, liebe Seele, schweig und traeum auch du.

Он всё испортил, болван! Он пролил их себе на штаны! чай! себе, на штаны! недоумок! болван! сразу видно, что немец. Ну почему liebe, а не хотя бы stolze, starke – хотя бы! Даже столь прямое и незатейливо прозрачное изложение состояние души (саксонца? он ещё и саксонец? бог мой!), даже такое мы были бы готовы принять! И как – охотно! Но… liebe… эта затхлость и пыль всех этих лютерских томов, бесконечных переизданий, изощрённых ловкачеств по части бюргерского праксисов и народного простодушия – они их синтезируют! и удачно! что там, ювелирно, я бы сказал – и снова и снова переизданий, бесчисленное количество раз, многие потеряли счёт! и всюду Seele, liebe, ну чего там liebe – как булькает пиво!? liebe это могут быть дорогие сердцу засаленные замшевые шорты, кружка от деда, или какая-нибудь шляпа, с пером, от отца! а душа совсем-совсем не liebe! Пускай она будет совсем дряной или гордой, сильной, и не очень, толстой, упитанной, и не совсем, надменной, лукавой, заносчивой, пьяной наконец, но не liebe – чёрт побери – не liebe! Эти немцы несносны! христианство испортило их!.. (disgustingly! как говорила моя учительница английского, необходимость вытирать доску немного расстраивала её… да! куда приятнее англичане! уж они-то не такие болваны!) Гитлер был тоже христианин, мой бог, христианин! Но какой к чёрту христианин! Безумец, он был немыслимо жесток, этот Гитлер, настоящий сумасшедший! актёр! да какой! Многие говорят о его «излишней рациональности», чепуха! Гитлер рационален!? Да ничего глупее я не слышал! Ха-ха-ха!

Глядя на это, хотелось бы не – куда уж там! – рассмеяться, хотя бы немного сладко позевать, возможно, от скуки или, скажем, перевернуться на другой бок от лёгкого зуда пониже спины! но более-менее рефлексирующий человек лишён даже того «спасительного» отвращения, которое было до недавних пор ещё возможным… Он более не может накрыться подушкой, как какой-нибудь чёртов Наполеон! теперь он всего-то сопливый мальчик-с-пальчик, а даже не Наполеон! (Ведь у него на голове было некое подобие войлочной подушки! Он укрывался ей и выигрывал целые войны! подумать только!А ведь он воображал себя Чингисханом (не Цезарем, Александром, не Д., простите, а Чингисханом!), этот Наполеон! но что же, русский крестьянин… о, крестьянин привёл его в чувства! Как Бисмарк, он превратил половину Германии в Пруссию и почему? Потому что был русский! Всего-то! он заразился от них! Почему бы нам не превратить точно так же хотя бы половину этой сонливой, размазанной на пол-земного шара страны в нечто более лицеприятное, немного так скажем, приумыть! Это же не какая-нибудь Германия, всё куда проще! а потом и остальную! и скажем (без моего участия, правда) что так и было! и почему нет!?) Нет же, он её проглотил – вместе с перьями – и икает как идиот! Теперь его брюхо – впрочем, как и его зад – есть лишь напоминание о том, что совсем недавно было на голове!

Но одеваем мы или нет перчатки, беря в руки эти раздутые, позеленевшие от скуки тома, по сути меняется мало, почти ничего! нечему меняться, porque… не течёт больше, мы без конца входим в одну и ту же реку – словно наступая на одни единственные грабли! на километр в округе! – по досадной привычке – и это заставило её задуматься! Представьте себе! И она думает за нас до сих пор! И как долго! И конца этому не видать! уже давно т.н. “мы” внутри a.n. “этого” ergo “это”… (можно было бы спросить прощения за тавтологию, пошлость и массу лишних слов – и попросил бы! – но пока я не вижу у кого, и этого – знайте – не произойдёт, я лишь продолжу поливать вас оскорблениями и грязью всё сильнее; скажите же, что это не правда и вам не нравится! так что держите вилку крепче, на пульсе, вот так!).

«Конечно... однако не стоит забывать, уважаемый … одну важную деталь! весь этот контингент сегодня морфинизирован радио! эти дебилы так привыкли к радио... что, кажется, потеряли остатки мозгов!.. попробуйте-ка с ними заговорить об «эмпирической насыщенности»!.. представляю, что они вам ответят!.. ведь «эмпирическая насыщенность» – это все лирика... а на свете нет ничего более заземлённого и непробиваемого, чем «туалетный читатель»!.. лирический писатель, вроде меня, с неизбежностью восстанавливает против себя всех этих скотов, плюс элиту!.. у представителей элиты тоже нет времени на лирику, они разъезжают по свету, жрут, жиреют, выпускают газы, рыгают... и так без конца!..»

Итак, их словно нет. Их показывают, их слышно, и они, казалось бы, есть, НО ИХ НЕТ… казалось бы их всего три, но… И этот “но” всюду мешает, он всюду, как пыль… даже в носу (в … не смотрел, но шанс несомненно велик!). Дайте же мне разгадать его… Постойте, кто же, кто этот… сеньор.

Фиолетовое мясо?
«фиолетовые губы в фиолетовом закате…»
или рассвете…
Луны (может, так?)
этот цвет… этот странный свет истошно ложится на жёлтое…
его притягивает, этот болезненный цвет
И всё это происходит на фоне каких-то гигантских муравьёв!
Господин офицер!..
НО ТАМ НЕТ ЕГО, БОЖЕ, НЕТ ЕГО… его загрызли и его больше нет

Однажды, гуляя по ночному Санкт-Петербургу я заметил одинокого муравья
на берегу реки, возле музея Ахматовой
(я спрашивал многих, но никто не знает этот музей!),
он только пересёк решётку… его холодные пальцы,
и его намерения – уж поверьте – были серьёзны;
можете представить как я подпрыгнул (наверное, высоко?) – не сомневайтесь!

Меня, впрочем, что-то подхватило, наверху, крюки,
на клиросе, он окровавлен…
они впились в подвздошные впадины – а они у меня как у женщины, почти,
бог мой! почти…
Какие впадины!
Кто-то заметил, о… он был очень наблюдателен, этот кто-то…
Он это тонко заметил,
Поправил немного, Вам удобно?..

в небе какой-то сюрреализм, там суетятся…
и они пытаются схватить меня за усы, последнее, что у меня осталось!
О нет, они схватили меня, нет!

Антихрист, gegen- contra-
Развеселите же меня, Вы – душка,
когти, шерсть,
aber Er… Tranen… ist…
но, верно, die, прошу прощения!
«– Ах, что Вы, для меня это – роскошь!»
«– Но всё же – не одна!
Их две или больше немногим
Я не считал… нет, нет, мне лишь кажется
Вот, и я уже не уверен…»

О Жанна, Леди… Шарлеман!
но как мягки плечи… мягки,
под сиянием бронзы, да!
и я вовсе не свободен от этого!

Пусть реет, реет… ночь…
судьба
… stiller, leise, Trauer;
отряды;
последний бастион…
(И молчаливый фогт – он всегда молчит!)

епископы, «Великая Свинья»,
зачем они полезли к этим идиотам!
к дурам из Пскова… бог мой, какие же они сами идиоты,
Академия Гроба Господня…
К белоглазым дурам… рыцари – около 30 – погибли до последнего,
(Ещё бы – тамплиерский устав!)
а кнехты, эстское ополчение благополучно (с поправкой) retired…
усеяв трупами пару километров, всего-то…

А какие “Рифмованные хроники”…
«…Там люди очень крутого нрава…
Они не медлили,
они собирались в поход
и поскакали туда,
многие в блестящей броне;
их шлемы сияли как стекло…»

А им поставили обозы, как Сталин заградотряды
И ведь та же самая история!

Всегда всё то же самое…

«Бесконечное (поистине утомительное) число раз подчёркивает и пережёвывает Лассаль, что Гераклит не только признаёт во всём движение, что его принцип движение или становление (Werden), но что именно всё дело в понимании “процессирующего тождества безусловных (schlechthin) противоположностей”. Лассаль, так сказать, вбивает колотушкой в голову читателя ту гегелевскую мысль, что в абстрактных понятиях (и в их системе) нельзя иначе выразить принцип движения, как принципом тождества противоположностей. Движение и Werden, вообще говоря, могут быть без повторения, без возврата к исходному пункту и тогда такое движение не было бы “тождеством противоположностей”. Но и астрономическое и механическое (на земле) движение и жизнь растений и животных и человека – всё это вбивало человечеству в головы не только идею движения, но именно […] Наивно и прелестно выражено это в знаменитой формуле (или изречении) Гераклита: “нельзя войти дважды в одну и ту же реку” – а в сущности (как сказал уже Кратил – ученик Гераклита) и одного раза нельзя (ибо пока всё тело опустится в воду, вода будет уже не прежняя) […] Лассаль совершенно не знает чувства меры в этом сочинении, прямо-таки топя Гераклита в Гегеле. Это жаль. Гераклит в меру, как один из основоположников диалектики, был бы архиполезен: из 850 страниц Лассаля надо бы сделать 85 страниц квинтэссенции и перевести на русский: “Гераклит как один из основоположников диалектики (по Лассалю)”. Могла бы выйти полезная вещь!»

Только Ленин это чистый спирт… и дым чёрный-чёрный…
Вот он, с кривым почерком, нервным ухом, скулой
Вот он встаёт на четвереньки и лает на Гегеля (могу превести!);
Вот он приподнимает ногу и льёт г-ну Канту зашиворот;
прямо зашиворот! красную струйку!
Ленин это сущий Дьявол! вот он кто, Дьявол! Большевики! берегитесь!
Он картавит, ему доставляет удовольствие громко картавить
На всю площадь! да ещё чтобы зажали уши и при этом аплодировали!
Ленин малиновый, приземистый – мешает какое-то небо – исполин, в пальто и прочем…
Не гриб… нет…
Вот такой, каркающе-увулярный – такой он нужен нам, только такой!
и в Мавзолее!

А также,
Немного марихуаны для м-ра Шекспира…

А Гёте ел квашеную капусту и хватал жену за задницу…
Он была из простых, эта жена, и он мог себе позволить.
Ах, ангел! и за сиськи…
And after supper sleep awhile…

Я убедился, помба-жиры понимают исключительно португальский,
и особенно когда на f, v закусывают
нижнюю губу, немного...
но потом уже много и много... суа фигейра...

Мне представляется,
что португальский лингво-гайст это
полная низкорослая женщина – бразильянка,
в чёрном платье с блёстками…
И она делает очень высокие интонации
на вопросительных – o QUE faz! – всплескивая руками…

also schreien der Abendstern…
на операционном столе?.. Пикник! Давайте устроим пикник! все на пляж! пиво! коньяк! крюшон детям! (и немного марихуаны…)

Нет, в сад, в сад! Пуля, где пуля! Ищем пулю. Она в саду! На пляже! в носке! Под скатертью! Вот она, где же, нет, я ошибся… облился пивом, болван! Сартр облился пивом! А вот он разбил и очки! Сенсационное признание Евгения Примакова! порочные связи! ажиотаж! тонны рекламы! Кто-то покрасил труп, подрумянил его, и – он словно живой! Нет, он и вправду живой! Отлично сработано! Браво! Applause! Но почему он рыдает… два кубика, через час еще… (что? ещё два кубика и телефонную трубку!)

Кто же остался? Почему мы не все!.. Кто остался на пляже… среди обрывков утренних газет… таких свежих, свежих газет – от них ещё пахнет краской!…
разве не ветер ist…

кто же! Кто!

(не бойтесь, я вас не выдам
… верьте…
Только ты, Киква, ты)

Ещё ни один идиот не написал сюда! ни один! и в эти газеты!

и ты… но, Киква, как ускользнуть нам от этого мужичья?
17750: By Езеров on Пятница, Август 01, 2003 - 00:06:
Преподобный прибыл на камне
17754: By Leichenschrei on Пятница, Август 01, 2003 - 03:12:
В Петербурге там по ночам какой-то the fear that freeze… Особенно в конце октября. Я туда поеду специально и сочиню жуткую магичную музыку. Чтобы я офигел. И все офигели. И даже камни…
Шекспир регулярно курил марихуану, судя по анализу его многочисленных трубок… я как бы слышу последнее время длинные мрачные диалоги… Он, мотив – какого-то дикого разнузданного убийства – держится у меня давно, где-то позади головы, там нечто похожее на сломанный телевизор. И ещё крик… Leiche…
raw autumn leaves hide the grave…
Какие же всё-таки в livejournal идиоты, просто противно, до чего! Может, выбрать кого-то из них.
17756: By Kveldulfr on Пятница, Август 01, 2003 - 05:27:
Приснилось сегодня, вчера то есть. Про АГД. Он там ирландец, представляете... В чёрных гольфах и берете с помпоном, как у Глонгольда. Ирландский ультраправый; он ещё состоял в тайном обществе, где говорят на мёртвом языке острова Мэн, у него там были какие-то корни. (Боюсь, стоит ли писать подробно)

А я в Москве (из первых эпизодов) с верблюжьим одеалом - знаете, такое есть в каждом доме - стою на балконе, а на улице дождь. Одеяло висит на куске материи с ладонь, на бардюре, сохнет, а я смотрю и думаю, вот упадёт, упадёт... вот сейчас... А потом мысль - всего-то второй этаж, если упадёт, то вот в эту вот мелкую лужу, тогда мама спустится, найдёт его и потом постирает. Эпизод кончается в ожидании...

А до этого я сидел в кустах возле второго подъезда, и смотрел как туда входят и выходят люди. Меня интересовала одна особа, которую я никогда не видел - и не увидел так - шёл дождь и я сел на пенёк в высоком кустарнике. Было очень тесно и я сломал несколько веток для поворота головы. Стало удобнее. Мимо проходили какие-то люди, но не замечали, что я там.

А до этого я шёл к м. Речной Вокзал, в кармане 500 рублей. Я подошёл к человеку у телефонной будки и спросил, где здесь продают билеты в метро. Он назвал меня по имени и сказал, что не знает. А я спросил, откуда знаете имя? А он опомнился будто бы и сказал, что сам догадался. Потом я шёл мимо входа, а он меня сзади поймал и не хотел отпускать. Потом извинился и отпустил. Я проверил карманы, но там не оказалось денег. Тогда я подошёл к окошку в метро, там продавали билеты, пирожки и пиво. Взял билет, пирожок и пиво. А там не было выхода к парку, слева, а вместо неё была тёмно-синяя стена. Там стоял один стол и стул, белые. Я сел за него и стал будто бы есть. Но это всё не кончалось, а появлялось снова и снова. И всё это время дождь идёт, да... Все разошлись. А я всё сижу и сижу за столом.

(Боюсь, не стоит наверное писать, но ладно). Потом он переоделся в костюм и стоит у подъезда дома, в Дублине (кажется). Как бы спиной к экрану. (Там тоже дождь) А в это время проезжает тёмная машина и его расстреливают из автомата. Эпизод перескакивает на Москву, будто бы они связаны. Кто-то сидит на спинке скамьи во дворе - всё еще дождь, но, кажется, он проходит - этот человек сидит тоже спиной, лицо не видно. Он сидит и держит гитару, какую-то старую, дешёвую, она расстроена... и играет Зелёные Рукава... Зелёные Рукава...
17759: By мм on Пятница, Август 01, 2003 - 21:56:
прикольно...
17762: By Kveldsanger on Суббота, Август 02, 2003 - 03:19:
Elizabeth,
My heart is thine
Thy fragrant words
Warm within like wine...


В настоящее время публикации в этом разделе заблокированы. Свяжитесь с модератором для уточнения подробностей.

Rambler's Top100

Topics Last Day Last Week Tree View    Getting Started Formatting Troubleshooting Program Credits    New Messages Keyword Search Contact Moderators Edit Profile Administration

TopList Rambler's Top100