Интервью А.Дугина пограничникам

Форумы Арктогеи (Geopolitik): ГЕОПОЛИТИКА И ПОЛИТОЛОГИЯ (архив): Евразийство: теоретические основы и персоналии (архив тем): Интервью А.Дугина пограничникам
2273: By Арктогея ред. on Суббота, Ноябрь 11, 2000 - 16:10:
"МЫСЛИТЬ ПРОСТРАНСТВОМ…"

интервью нашего корреспондента "ГРАНИЦЫ РОССИИ" с известным философом, ведущим в России специалистом в области геополитических исследований, Председателем "Центра Геополитических Экспертиз", советником Председателя Государственной Думы РФ Александром Дугиным

- Александр Гельевич, что же все-таки такое геополитика, откуда она взялась, как появилась в России и какие у этой новой науки перспективы?
- Геополитика долгое время в нашей стране считалась наукой буржуазной и ложной. Она рассматривает мировую историю как противостояние двух типов цивилизаций: Морской и Сухопутной. Геополитика видит пространство как некую реальность, не только географическую, но качественную, влияющую на тот тип цивилизации, который на этом пространстве складывается, а так же предопределяющую во многом психологию народа, который живет на данной территории, в том или ином ландшафте. Именно эта связь культуры, традиции и цивилизации с качественным пространством лежит в основе геополитического метода. В начальной форме этот метод был предложен Фридрихом Ратцелем, германским исследователем, которого принято считать основоположником политической географии - предшественницы геополитики. Рудольф Челен, шведский ученый, предложивший сам термин "геополитика", так же серьезно исследовал эти проблемы. Однако основы этой науке в ее окончательном виде были заложены в небольшой статье английского ученого сэра Хэлфорда Макиндера "Географическая ось истории", где обобщается принцип противостояния сухопутной и морской цивилизаций. Макиндер делает вывод о том, что сухопутная цивилизация обладает своими качественными характеристиками, как то: иерархизм, авторитаризм, превалирование идеалистических ценностей над меркантильными, постановка коллективного, общественного над индивидуальным. Морская цивилизация отличается в большей степени индивидуализмом, плутократией, представлением о возможности приравнять различные системы ценностей к финансовому эквиваленту. В качестве типологии рассматривается Рим - сухопутная цивилизация и Карфаген - морская, далее Англия, владычица морей, и противостоящие ей континентальные Франция и Германия. И, наконец, оплотом сухопутной цивилизации на Земле является то, что в геополитике принято называть "хартлендом" или "срединной землей". Это -- массив Евразийского континента, лежащий в северной и восточной его частях, который географически и исторически совпадает с территорией России: Российской империи, Советского Союза, Российской Федерации. На основании такого исторического подхода делается вывод о естественном и предопределенном противостоянии этих двух типов цивилизаций, которое основывается не на идеологии или конкретных национальных интересах, (которые могут быть различными даже у государств одного и того же политического типа), а на фундаментальной цивилизационной оппозиции, на столь же базовых, абсолютных принципах, как, например, марксистское понимание классовой борьбы, противостояния труда и капитала. Геополитика учит о диалектическом противоборстве Суши и Моря, которое предопределяет процесс исторического развития стран и цивилизаций. Вот, что такое геополитика.
Применительно к России геополитический анализ ситуации или геополитический взгляд на историю, геополитический подход к вычленению наших стратегических интересов вытекает из понимания естественного и органичного противостояния между Россией (какой бы режим здесь не был: демократический, коммунистический или царский) и западного мира, в основном воплощенного сегодня в англосаксонских странах, т.е. в США и их важнейшем европейском союзнике - Великобритании. Следовательно, применение геополитического подхода к истории показывает, что противостояние Российской империи с Английской короной было предопределено этими фундаментальными параметрами. Таким образом, все основные конфликты второй половины ХIХ века -- начала ХХ веков происходили в рамках именно этого противостояния. Это и Крымская война, войны на Балканах, столкновения в Афганистане и Средней Азии, интервенция в Китай в 1900г. и даже русско-японская война, спровоцированная не без помощи англичан. На социально-политическом уровне речь шла о противостоянии двух монархическим систем. Тогда это обосновывалось противоречием державных (колониальных и империалистических) интересов. Позже, когда в России пришли к власти большевики, сходный конфликт приобрел характер идеологического противостояния социализма и капитализма. Но геополитическая суть осталась абсолютно той же.
Геополитический подход объясняет так же почему переход к новым идеологическим моделям в России, которая официально приняла либерал-демократические ценности, не снимает прежнего геополитического противостояния с либерально-демократическими США.
Геополитика делает боле относительным собственно идеологический фактор "холодной войны", привязывая ее к геополитической модели. Это не значит, что идеология вообще не играет никакой роли. Играет и будет играть. Но саму идеологию, если уж на то пошло, возможно следует рассматривать как своего рода сублимацию геополитики. Ее функция тогда обнаружится, как переведение глубинных геополитических тенденций в доступную и понятную большинству народа форму.
Жизнь показала, что, несмотря на наш отказ от той идеологии, которая якобы была причиной антагонизма между США и СССР, отношения России и Запада не улучшились. К России по-прежнему относятся с недоверием, с непониманием, с подозрением. НАТО расширяется на Восток, бомбит наших союзников - сербов. Мы продолжаем идти на уступки, а нам говорят, что в России якобы "преступный олигархический режим", что "демократия у русских не правильная" и так далее. То есть повод, что бы видеть в России врага для Запада всегда найдется, и причина здесь именно в геополитических предпосылках.
Сейчас геополитический метод важен именно потому, что он идет на смену идеологической мишуре. На Западе не чем обосновать продолжающееся противостояние с Россией, кроме как геополитикой. Отсюда резкий взлет идей Збигнева Бжезинского и его программной книги "Великая шахматная доска". Но точно так же и у нас нет аргументов для объяснения такой ситуации. Россия стала демократическим государством, в ней действует система разделения властей, есть всенародно избранный Президент, то есть установилась система ценностей формально, сходная с западной. Однако содержательная сторона нашей цивилизации оказывается совсем иной. И вот для того, что бы обосновать место России в современном мире, нам точно так же необходима геополитика как базовая дисциплина для оправдания и аргументации своих стратегических шагов.
В этом отношении я думаю, что это не случайная мода, это на долго и всерьез и это наша судьба…
- Какие школы геополитики существуют в мире? Какие центры геополитических исследований есть сейчас в России, какие ученые занимаются этими проблемами?
- Исходя из изначального дуализма мировой цивилизации, состоящей, как мы уже говорили выше, их двух противоборствующих систем, геополитика имеет два глобальных центра, где теоретическая деятельность совпадает с практической, с принятием решений, с влиянием на них на глобальном уровне - это США и Россия. В США самой влиятельной структурой в этой области является "Совет по международным отношениям"(CFR - Council on Foreign Relations). Его главные теоретики Збигнев Бжезинский и Генри Киссенджер. Эти же личности вдохновляют международные органы принятия важнейших геополитических решений - "Трехстороннюю комиссию", Бильдербергский клуб. В CFR геополитика предопределяет позиции по основным стратегическим вопросам большинства американских конгрессменов как республиканской так и демократической партии. В этом универсальность геополитики. Она является общей базой для американского стратегического мышления! Основные ценности формируются исходя из принципов, основ и императивов геополитики, а уже относительно способов их реализации спорят различные школы. Вот, например, проект Френсиса Фукуямы "Конец истории" и проект Самуила Хантингтона "Столкновение цивилизаций". Это две версии предсказания общего западноцентрического развития событий в геополитической сфере. Фукуяма предлагает создание мирового государства "здесь и сейчас", Хантингтон утверждает, что это проект надо отложить, потому, что существует еще много противоречий в мире. Они не противоречат между собой в целях, единодушно считая, что необходимо построить единое мировое западноцентрическое государство, под контролем США и учредить Мировое Правительство. Фукуяма утверждает, что сейчас для этого самая благоприятная обстановка в мире, после крушения Советского Союза и социалистической системы, а Хантингтон считает, что мировые цивилизации еще должны пройти сложный процесс создания и распада новых геополитических блоков. Это серьезный спор, но в строгих рамках единой геополитической модели.
Поскольку противостояние ведется между Атлантистским миром и Востоком (Евразией), то вторым крупнейшим центром геополитической мысли на планете является российский. Миры российский и американский по своему геополитическому весу все еще сопоставимы. Стратеги США мыслят за весь Запад, за всю цивилизацию моря, геополитики России вынуждены, в силу своего положения, мыслить за весь остальной континентальный мир, за цивилизацию Суши, за Евразию. Основным центром геополитики в России является "Центр геополитических экспертиз", сектор "Экспертно-консультативного Совета по Проблемам Национальной Безопасности при Председателе Госдумы РФ". Этот Центр (ЦГЭ) ведет работу с парламентскими структурами, а так же с Советом Безопасности, с силовыми структурами, с Администрацией Президента. В этом центре разрабатываются масштабные элементы геополитической стратегии для России. По своим функциям ЦГЭ можно было бы назвать евразийским аналогом "Совета по международным связям", хотя масштаб, увы, конечно, у нас гораздо более скромный, жизненная необходимость геополитического метода еще не до конца осознана руководством страны. Но это технический вопрос и вопрос времени.
Кроме того, существует ряд других структур, претендующих на то, что бы называться "геополитическими центрами". Однако большинство из них пытаются заниматься геополитикой, отдавая дань моде. Есть соответствующие подразделения в большинстве силовых ведомств с иными названиями, но по сути весьма близкие к геополитическим исследованиям. В целом же в России идет становление геополитической школы, геополитики как науки, поэтому есть организации, которые имеют громкие названия, но не соответствуют по содержанию, и наоборот. Адекватной структурой этого профиля является "Центр Геополитических Экспертиз". С центром сотрудничают очень много авторов, школ и отдельных исследовательских структур, разбросанных по России и другим странам. Аналоги или прямые филиалы центра существуют во многих странах СНГ и странах Востока: в Иране, Сирии, Ливии, есть соответствующие группы в Китае и Индии. В России есть "Академия Геополитики" генерала Александра Игнатовича Палия.
Остальные же занимаются геополитикой пока довольно поверхностно или только познают эту науку. Но начало российской геополитики положено.
Если западная геополитика не может не быть атлантистской, то российская геополитика не может не быть евразийской. Причем это не вопрос выбора, это вопрос национального выживания. Либо наша стратегия будет направлена на поддержание России как альтернативного Западу центра, либо России просто не будет, а будет восточный придаток Запада.
Необходимо так же добавить, что между двумя глобальными геополитическими полюсами существуют промежуточные зоны, так называемый "римлэнд", береговые зоны. Там есть свои версии геополитики. Например европейская школа, одним из ярких представителей которой является Ив Лакост, советник бывшего Президента Франции Миттерана, издавающий любопытный геополитический журнал "Геродот". Это версия геополитики малых масштабов, она стремится отойти от тех обобщений, которые свойственны американской или российской геополитике и были свойственны в свое время немецкой геополитике Карла Хаусхофера. Хотя в тоже время работы Пьера Беара "К новой Евразии" и Пьера Галуа "Геополитика" достаточно объективные. В свою очередь немецкая школа геополитики мыслила глобально. Исходя из геополитических принципов, Хаусхофер был категорическим противником войны на два фронта. Он рассуждал, что с точки зрения законов геополитики, Германия является не самостоятельным полюсом, а "римлендом", промежуточным пространством между атлантизмом и евразийством, и поэтому она должна сделать выбор: либо быть с Советским Союзом, либо с Англией. Но если с СССР, то против Англии, если с Англией, то против СССР. Как мы знаем, Гитлер остался глух к этим выводам и проводил авантюрную с точки зрения геополитики линию. Это было не просто ошибкой, это было колоссальным преступлением против германского и российского народов, против всего мира. Вот чего стоит неправильно выбранная геополитическая модель, переоценка одной геополитической категории и недооценка другой!
Поэтому людям непрофессиональным, дилетантам в этой области следует быть очень осмотрительными и не спешить с обобщениями, выступлениями рекомендациями… Используя геополитическую терминологию некомпетентные советники или аналитики могут наломать дров.
В целом же европейская школа геополитики существует и, по мере становления Европы самостоятельным политическим субъектом, она будет активно развиваться, а пока она в стадии становления. Еще нет крупных правительственных центров, исследования ведутся отдельными людьми, такими как австриец Йордис фон Лохаузен, французы Лакост, Биар, Галлуа, бельгиец Стойкерс…
У геополитики как науки много противников. Это, как правило, сторонники либо чистого марксизма, либо чистого либерализма, например Сорос. Они стремятся придать черты универсальности своим собственным, довольно тоталитарным идеологиям, и отрицают влияние пространства на историю и политику.
Тем не менее, эта наука становится новой формой мышления, новым политическим языком ХХ1 века, без овладения которым сегодня невозможно понять ни одну внутреннюю или внешнюю проблему России. В наше время любой крупный лидер, руководитель обязан мыслить пространством и оперировать геополитическими категориями.
- На сколько на Ваш взгляд стратегический курс Президента России Владимира Путина соответствует евразийской концепции геополитики?
- Я лично с Владимиром Владимировичем никогда не обсуждал этих проблем. Однако моя книга "Основы геополитики. Геополитическое будущее России" уже несколько лет продается в Администрации Президента, читается ее сотрудниками. Кроме того, в окружении Президента много людей профессионально знакомых с геополитикой. Например, генерал-полковник Леонид Ивашов, возглавляющий Главное управление международного военного сотрудничества Министерства обороны России. Этот человек обладает ярким геополитическим мышлением, недавно он написал книгу по геополитике. И еще генерал-полковник Виктор Казанцев, бывший командующий войсками Северо-Кавказского военного округа, а сейчас представитель Президента в Южном федеральном округе. Он недавно защитил диссертацию по геополитике, в которой, кстати, уделил место разбору моих работ и евразийской концепции; на защите был зачитан мой (крайне положительной) отзыв как неофициального оппонента. Да и сам Президент довольно часто оперирует геополитической идеологией, выдвигает и осуществляет смелые геополитические инициативы. Это и активизация отношений по осям Берлин-Москва, Москва-Тегеран, Москва-Дели, Москва-Пекин, Москва-Токио. Хотя по своей значимости они не одинаковы. Но все это соответствует евразийской геополитической стратегии, единственно приемлемой для России, и в этом мы готовы всячески поддерживать нашего Президента и помогать ему в подобных начинаниях, тем более, что у нас складываются конструктивные отношения с Администрацией Президента и Советом Безопасности.
- Александр Гельевич какое место занимает пограничная служба в геополитической системе России, является ли она инструментом евразийской геополитической стратегии?
- Граница окружает Государство, описывает его. Она определяет Государство, являясь его пределом. Вообще всякая вещь есть то, что она есть, благодаря ее границам, поскольку именно они отделяют ее от остальных. Отсюда вытекает важнейшее значение границы не только для международного права, оборонной доктрины или структуры вооруженных сил, но и для философии. Для России граница всегда была и остается чем-то священным, особенно оберегаемым. У древних существовал особый бог - Terminus, означающий предел, границу. Это не просто божество, покровительствующее границам, это была некая сакральная концепция, игравшая центральную роль в мировоззрениях древних индоевропейских народов.
Границы государства и их защитники должны быть наделены совершенно
особым символизмом, исполнять важнейшую священную миссию, намного превосходящую чисто утилитарную, административную, военно-стратегическую функцию. Пограничники - это не просто особый род войск или специальная служба, у них особое, я бы сказал сакральное качество. У пограничников России должно быть особенно развито чувство пространства, поскольку под их контролем находится огромная и довольно разнообразная по характеристикам территория. Они стоят зачастую на стыках различных культур, а иногда и цивилизаций, в местах разломов Советской империи скрепляя своим трудом, своим присутствием раскалывающиеся части единого организма и внося тем самым элемент евразийской организации в геополитическую структуру континента уже сегодня, когда евразийские проекты еще только начинают осмысливаться и только готовятся к претворению в жизнь.

беседу вел Павел КАРПОВ
18604: By Настя on Суббота, Ноябрь 09, 2002 - 11:52:
если возможно получать Ваши статьи на свой почтовы ящик, спасибо заранее. я учусь в Университете Мировой Экономики и Дипломатии и мне очень понадобиться ваши статьи. спасибо
Настя


В настоящее время публикации в этом разделе заблокированы. Свяжитесь с модератором для уточнения подробностей.

Rambler's Top100

Topics Last Day Last Week Tree View    Getting Started Formatting Troubleshooting Program Credits    New Messages Keyword Search Contact Moderators Edit Profile Administration

TopList Rambler's Top100